За что бизнес критикует ProZorro

В большинстве своем предприниматели до сих пор продолжают не доверять как государственным заказчикам, так и поставщикам-конкурентам, а потому призывают ужесточить контроль, как за первыми, так и за вторыми. Кроме того, бизнес апеллирует к тому, что, несмотря на электронизацию процесса госзакупок в ProZorro, систему есть куда автоматизировать. Утонченные нюансы и претензии предпринимателей звучат в адрес ProZorro, а многие выходят за рамки собственно системы публичных закупок и касаются бизнес-практик государства в целом.


1) Несвоевременные оплаты

Одна из самых частых жалоб предпринимателей — огромные отсрочки платежей, а иногда и вовсе срыв дед-лайна по оплате со стороны госзаказчиков.

Сама по себе отсрочка, если она предусмотрена договором, не является нарушением. Такая практика имеет место не только в отношениях государства с бизнесом, но и между частными компаниями. Тем не менее, в адрес некоторых госкомпаний, к примеру, Нафтогаза, звучит критика о “неадекватных” отсрочках платежей на 30-45 дней.

В частности, при отсрочках цена на товар фиксируется на дату продажи. И если она увеличится до того, как состоялся окончательный расчет, компания не вправе требовать от заказчика доплаты, за исключением случая, когда такое право прямо предусмотрено договором.

В свою очередь, замминистра экономразвития Максим Нефьодов отмечает, что предприниматель еще до начала аукциона знает о том, что условия договора будут предусматривать отсрочку. Согласно закону о публичных закупках, пакет тендерной документации должен включать проект договора, в котором указан сроки расчета. Понимая, что ей заплатят через 40 дней после поставки товара, компания должна предлагать свою цену, учитывая стоимость денег, свой оборотный капитал и так далее, отмечает замминистра.

По его словам, реальные проблемы начинаются, когда заказчики закладывают в договор плавающие “отсрочки” платежей. В частности, Нефьодов приводит пример Харьковского метрополитена, который однажды пытался заключить договор со сроком оплаты “до 300 дней”. “Что значит до 300 дней? Любимому поставщику мы заплатим завтра, а нелюбимому — через 300 дней? Это даже без прямой коррупции дает большое преимущество поставщику, который знает, что ему заплатят вовремя”, — говорит замминистра.

Нефьодов подчеркивает, что нужно смотреть на статистику оплат госзаказчика. Если госпредприятие, например, Нафтогаз, в среднем платит через 45 дней, то и пик платежей должен соответствовать. Если же у заказчика есть группа поставщиков, которым он платит в течение 5 дней, а есть те, кому через 50 дней, это, по словам замминистра, уже подозрительно.

“В стране заключается больше двух миллионов контрактов в год, я уверен, что кому-то не платят. Но это же статистика. Есть таксисты, который попадают в аварии, есть кредиты, которые не возвращают банку. В частном бизнесе ситуация такая же. Есть определенная доля неплатежей”, — говорит Нефьодов.

Частные компании подтверждают слова замминистра, отмечая, что задолженность, например, в сфере ИТ — достаточно весомая составляющая. “На сегодняшний день задержки по оплатам составляют порядка 5 млн грн. Конечно, если такая тенденция по задолженности будет сохраняться, нам придется переносить риски по отсрочке платежей на заказчиков и включать их в стоимость проектов”, — комментирует Алексей Щербатенко, партнер по развитию бизнеса ИТ-компании IT-Enterprise.

Говорят, что своевременность оплаты необходимо мониторить, а в договоре прописывать не только ответственность за задержку поставки товара, но и за срывы сроков оплаты.

“У нас в договоре всегда есть взаимные обязательства. Поставщик должен в определенные сроки поставить качественный товар или услугу, а мы должны ему качественно и вовремя за этот товар заплатить. Мы очень четко прописываем в договоре ответственность и за срыв сроков поставки, и за несвоевременную оплату”, — отмечает Андрей Берлев, руководитель управления электронных торгов и автоматизации бизнес-процесса снабжения компании “Мироновский Хлебопродукт”.

В ProZorro в свою очередь отмечают, что инструментом борьбы с задержками по оплате со стороны госзаказчиков сейчас является интеграция системы закупок с порталом 007, что позволяет отслеживать платежи через Госказначейство. “Если заказчик вовремя расплачивается по своим другим торгам, значит, деньги есть. И компания может требовать от заказчика оплаты в срок, предусмотренный договором”, — отмечает Кристина Гуцалова, проектный менеджер реформы госзакупок при Национальном совете реформ.
2) Заказчики-дилетанты

Как бизнес, так и команда ProZorro, отмечают, что “корнем зла” часто является непрофессионализм заказчиков. Отсюда якобы и некачественная тендерная документация, и дискриминирующие условия, и частные отмены тендеров.

В ProZorro акцентируют внимание на том, что организация закупок в органах власти и госпредприятиях — это просто дополнительная нагрузка на сотрудников. Потому рассчитывать, что доктора и учителя, которые попали в тендерный комитет, имеют необходимые навыки, знают логистику и умеют вести переговоры просто наивно.

Для решения этой проблемы в ProZorro нашли два средства. Первый путь — проведение обучений по работе с системой госзакупок в регионах Украины, а также создание базы примерных спецификаций с характеристиками необходимого товара, которые разрабатывались на основе спецификаций Metro Cash & Carry.

Второй путь — это централизация заказчиков. В ProZorro рассказывают, что до конца 2016-го намерены запустить два пилотных проекта в данном направлении с Секретариатом Кабмина и Донецкой областной государственной администрацией.

“Нелогично, когда каждое министерство отдельно закупают себе бумагу. При этом доставляется все в одно место, ведь все сидят в одном здании. Все ведомства тратят время и усилия на заключение договора, но при этом мы не можем даже получить оптовую цену. Да и научить 25 тысяч тендерных комитетов, особенно в селах и районах невозможно. У нас хорошего сантехника днем с огнем не сыщешь, не то, что члена тендерного комитета”, — сетует Нефьодов.

В рамках пилотного проекта с Секретариатом Кабмина реформаторы госсзакупок предлагают централизовать закупку бумаги, канцтоваров, картриджей, компьютерной техники, телеком услуг и прочего. То есть закупку таких товаров и услуг для всех центральных органов исполнительной власти впредь будет осуществлять Секретариат Кабмина. Проект же с Донецкой ОГА будет предусматривать централизованное проведение тендеров на строительные работы в области

3) Разделение закупок

Для МСБ часто проблемой являются слишком крупные заказы госпредприятий. Например, компании или ведомства закупают одним тендером сразу 100 пожарных машин или 10 тысяч тон топлива. Удовлетворить такую заявку малый бизнес, вряд ли, сможет. Такое по силам только крупным компаниям.

При этом, есть и прямо противоположные жалобы — мол, госзаказчик дробит тендеры на очень мелкие и незаметно подписывает контракты с любимым поставщиком. В Минэкономики говорят, что однозначного ответа на такие жалобы нет.

Рассчитывать нужно на благоразумие заказчика, который лучше всех понимает свои потребности. А также на контроль со стороны конкурентов, которые могут поставить под сомнение здравый смысл условий каждого конкретного тендера.

“Центрального госплан, который бы указывал всем, что и как закупать, быть не может. Какие-то объемы тендера в Киеве бывают слишком маленькими, потому поставщики не хотят в них участвовать. Но в регионе такие тендеры могут быть слишком большими, и там нет поставщика, который мог бы выполнить контракт. Поэтому обучение заказчиков, примерные спецификации, централизация закупок и профессионализация закупщиков — это решение таких проблем. Они не решаются из центра, не решаются Максимом Нефьодовым или Александром Стародубцевым, мы не знаем как закупать картошку на Закарпатье”, — говорит замминистра экономразвития.
4) Необоснованные отмены закупок

С момента запуска ProZorro в полномасштабном режиме в апреле 2016-го из всех объявленных тендеров было отменено 5,3%. За шесть месяцев работы системы госзаказчики успели объявить и аннулировать торгов на сумму 5,7 млрд грн.

Чтобы обезопасить себя от необоснованных аннуляций торгов, некоторые предприниматели даже предлагают ввести обязательную банковскую гарантию, которая в случае отмены после завершения аукциона будет перечисляться победителю в качестве компенсации.

В ProZorro на это говорят, что никакого другого механизма противодействия, кроме инструмента обжалования, пока не предусмотрено. А система ProZorro и закон о публичных закупках обязывают заказчиков обнародовать причину отмены закупки.

“Бороться с заказчиками можно с помощью инструмента обжалования. Заказчик ведь должен объяснить причину отмены торгов. Мы прекрасно понимаем, что такое бюджетные деньги, а как сложно бывает выбить из заказчика дополнительные санкции. Но никакого другого механизма пока не предусмотрено”, — отмечает Кристина Гуцалова.

Обжаловать действия или бездействие заказчика действительно можно, заплатив за это от 5 до 15 тыс грн в зависимости от бюджета и типа тендера.
И плата для бизнеса была бы даже не проблемой, если бы не одно “но”.

Жалоба, которую предприниматель подает в Антимонопольный комитет, согласно закону должна включать документы и материалы, которые подтверждают “нарушение процедуры закупки или неправомерность решений, действий или бездействия заказчика”.

Но эти документы и материалы предприниматели вряд ли смогут получить. Ведь закон позволяет заказчику отменить торги в таких случаях: 1) если дальнейшая потребность в такой закупке отсутствует; 2) если невозможно устранить нарушения, которые возникли из-за выявленных нарушений законодательства по вопросам публичных закупок; 3) если нарушен порядок обнародования объявления о проведении закупки, сообщения о намерении подписать договор; 4) если на тендер пришло меньше двух поставщиков; 5) если к оценке допущены меньше двух предложений; 6) если заказчик отклонил все предложения поставщиков. Причины же сформулированы достаточно обще и у заказчиков остается достаточно широкое пространство для манипуляций.
5) Нехватка времени для подачи документов победителем

Некоторые предприниматели также жалуются, что согласно закону, победитель в течение пяти дней должен предоставить заказчику все необходимые документы. А это оригиналы справок из налоговой и МВД. Только срок изготовления этих документов составляет 5 дней, не считая дня подачи заявки. А ведь их еще нужно заказать, получить и отправить заказчику.

В Минэкономики, в свою очередь, говорят, что увеличение срока может привести к тому, тендер смогут затягивать поставщики-боты. “Нужно искать способы, чтобы успеть подать документы в течение пяти дней. Это ведь бизнес”, — отмечает Александр Стародубцев, директор департамента регулирования госзакупок в МЭРТ.

Предприниматели просят, как минимум, внести уточнение, что документы нужно подать “в течении 5 рабочих дней”. И возмущены, что заказчики не готовы идти на уступки в случае форс-мажора.

Стародубцев парирует: заказчик не может идти на встречу и принимать документы после истечения пяти дней, ведь так он нарушит закон. По его словам, практика показывает, что большинству поставщиков удается получить документы в установленные сроки.

По словам Александра Стародубцева, куда большей трудностью является то, что закон требует от поставщиков подавать оригиналы документов. “Достаточно много вменяемых заказчиков принимают отсканированные документы. Они берут на себя этот риск и готовы отбиваться от Госаудитслужбы, потому предлагают просто загружать отсканированные документы в систему. Нелогично при электронной системе требовать у поставщика бумажные оригиналы документов”, — подчеркивает директор департамента регулирования госзакупок в МЭРТ.  Стародубцев отмечает, что “каждый заказчик ведет себя в меру своей бюрократической распущенности”.

И тем госучреждениям, которые требуют подачи бумажного оригинала документа, нужно объяснить, что электронный документ, заверенный электронной цифровой подписью, тоже является оригиналом.
В сухом остатке

Среда, в которой развивается система ProZorro, очень напоминает систему сдерживаний и противовесов, которая должна обеспечить взаимную подконтрольность участников процесса и предотвратить доминирование одной из сторон процесса. Тем не менее, здравость некоторых как противовесов, так и сдерживаний можно ставить под сомнение. Многие из проблем, которые озвучивает бизнес действительно выходят за рамки просто функционирования системы электронных закупок, и связаны, например, с законодательным полем в целом. В свою очередь, система ProZorro пока не достигла абсолюта, что подтверждают и сами реформаторы. Поэтому конструктивная критика призвана помочь ей развиваться в правильном направлении.

Джерело: delo.ua

Коментарі
kazmetal l.com